Обзор коллекций мировых дизайнеров весна-лето 2013

Футуризм, этника и история костюма - три точки опоры современной моды. Сегодня приметы будущего следует искать в материалах, тени прошлого - в силуэтах и пропорциях, а этностиль отвечает за аксессуары.

Для модного Дома уровня Dior каждая новая коллекция - это поиск равновесия между традициями его славного прошлого и требованиями сезона. Раф Симонс (новый дизайнер Dior) возвращает образам Диора изысканный лаконизм.

К наследию эпохи расцвета высокой моды принадлежат подчеркнутая сложность кроя и некая заданность силуэтов. Линии моделей следуют идеалу, найденному художником, а не индивидуальным очертаниям фигур: чуть преувеличена выпуклость бедер, слегка утянута фрагментом корсета талия. Скульптурную форму создают разнообразные драпировки, подрезы, рельефы, щедро заложенные складки.

Традиционно женственные силуэты воплощены вполне авангардными приемами. Предметы классического ансамбля расслаиваются, разделяются на две-три части; бросаются в глаза их несовпадающие края и асимметричные стороны. Изящный узкий «футляр» распадается на мини-платье и странно отстающую от него юбку, из под коротких юбок вытягиваются длинные. Нарядные открытые топы, облегающие лифы с басками, но без бретелей, украшенные вышивкой и объемными аппликациями, своеобразно сочетаются с минималистичными узкими брюками. Платья из прозрачных вышитых тканей просты и объемны, щедрый декор и густые складки уменьшают их проницаемость. Ансамбли дополнены прозрачными вышитыми перчатками, объемной бижутерией и действительно блестящей косметикой!


В своей «частной» коллекции Джорджио Армани словно бы поставил задачу сэкономить на объеме изделий, не поступаясь свободой движения. Модели узких вытянутых силуэтов «урезаны» со всех сторон - топы и платья открывают плечи, жакеты без воротников и лацканов, рукава до локтя или 3/4, брюки укорочены. Сведенные к минимуму объемы не исключают наслоений - болеро и жилет благополучно создают иллюзию полноценного жакета, юбки прикрывают брюки более чем наполовину, топы снабжены накладными деталями.

При всем лаконизме форм коллекция насыщена отсылками к истории. Не составляет труда опознать в большинстве моделей пропорции 30-х годов прошлого века: жакет чуть ниже талии, юбка заходит за икры, внизу намечается небольшой клеш. Невзначай обыгрываются детали мужского костюма - фигурно обрезанные края жилетов, подобия галстука, встроенные в топ или прямо в декольте. Иногда вспоминаются 20-е - низкая талия, свободный лиф. Геометрические рисунки, крупные и смелые, восходят к конструктивизму.

В строгую систему «городских» костюмов и платьев внедряются этнические элементы - отделки и целые предметы сплошь из бисера и стекляруса, ковровые рисунки, крупные украшения необычных форм, орнаментальные вставки по мотивам народной вышивки или ткачества, овальные сверхдлинные юбки, подхваченные у пояса. Ничего конкретного, однако смутно ощущается ближневосточное и славянское влияние. Холодный блеск атласов и жаккардов, необычная пластика современных тканей возвращают образы коллекции в наш высокотехнологичный век.

Ледяной вихрь полупрозрачных цветов, облака оборок, серебристый водопад перьев, мерцание кружева, холодный блеск стразов и пайеток... Карл Лагерфельд считает, что летом хороши «сияющие» материалы. В обязательных «костюмах Шанель» этот сезон отмечен новым пластическим акцентом - энергичной горизонталью чуть ниже плеч, задающей композицию моделей. Ключевая деталь коллекции принимает вид то мини-пелерины, то оборки-«берты», приметы моды «второго рококо» - середины XIX века, то драпировки, обегающей плечи, то кокетливой косынки - знака скромности на безбрежных декольте XVIII века, то просто слишком далеко убежавшего от шеи широкого отложного воротника. Выше этой линии все оформлено скромно - обычная небольшая стойка, вырез под горло, верх рубашки романтического стиля или современной блузки, или просто открытые плечи.

Второй по значению уровень - низ юбки, часто подчеркнутый каймой, бахромой или оборкой. Такая композиция даже при умеренном декоре заставляет вспомнить самые впечатляющие эпизоды из истории костюма (сам Лагерфельд называет прежде всего ранний романтизм - конец XVIII века). При короткой юбке декор сосредотачивается на ногах: обувь в коллекции - гибрид сапог и босоножек с кружевными или блестящими эластичными голенищами выше колена, уходящими за край юбки.

Конструктивизм, футуризм, традиционная Индия и стиль модерн - с таким замесом тем и мотивов выходит в новый летний сезон Жан-Поль Готье, вечный ниспровергатель основ, соединяющий несоединимое. Современные материалы, футуристические линии кроя, смелая геометрия, изобильный этнический декор и насыщенные цвета, имитация современными средствами деталей традиционной одежды, наконец, выразительные пластические цитаты из моды «серебряного века» - все это в едином сплаве, в динамике взаимного влияния и обогащения новыми смыслами... От недавних готических увлечений остались слабые следы - немного черного кружева и кожи, фирменные скульптурные лифы и несколько колье-ошейников. Ну и любимый принцип сочетания объемных и узких предметов в ансамбле.

Характерный в том числе для модерна «русалочий» силуэт формируется, среди прочего, за счет техники пэчворк и старинных «руло» - нескольких валиков с наполнителем по низу юбки. Драпировки и накидки, намекающие на сари, выполнены технически совершенно иначе. Индийский прием сжатия тонкой ткани в густые складки в отдельных местах для формирования нужного силуэта использован в изделиях с европейским кроем и контрастным рисунком крупных полос. Свободные брюки и юбки в восточном стиле сочетаются с почти классическими (если не присматриваться к деталям) «городскими» жакетами и плащами. Разумеется, Готье не упускает случая применить в коллекции весь арсенал экзотических аксессуаров, от водопадов бус, длинной бахромы и тяжелых браслетов до раскрашенных ступней в золотых сандалиях.

Особенность моделей в коллекции Джамбаттиста Валли - подчеркнутая талия и несколько преувеличенный объем бедер (похоже, под платьями скрываются мини-панье). Благодаря этому модели с узкими длинными юбками приобретают необычную форму, напоминающую амфору. Усиливают выразительность силуэта короткие верхние юбки и драпировки на бедрах. Привлекают внимание сложные юбки - двойные (узкая и более короткая широкая), короткие с длинным шлейфом, многослойные с тюлевыми слоями, длинные с разрезом спереди доверху (распашные), дополненные узкими брюками или легинсами. О моде начала 60-х годов напоминают модели со свободной спинкой. Эффектны объемные и воздушные платья с двойными юбками - скорее отлетными шлейфами, незаметно формирующимися из драпировок.

В оформлении тканей преобладает графика - черно-белые несложные мотивы, довольно активные (шкуры хищников, змеиная кожа, потрескавшаяся земля), но приглушенные драпировками из черного тюля или теряющие контрастность на легкой ткани. Вышитые и объемные искусственные цветы усеивают нарядные платья.

В качестве поясов, колье и головных убо­ров используются скульптурные мотивы из металла разных оттенков - перья, переплеетенные цветы. В сочетании с простыми прическами напрашивается образ древней богини земледелия - Цереры или Помоны...

Есть дизайнеры-живописцы, представляющие коллекцию как единое красочное панно. Есть дизайнеры-архитекторы, мыслящие в категориях равновесия, пропорций, тектоники. Стефан Роллан - дизайнер-скульптор. Его интересует пластика ткани и фигуры, чистая форма и ее движение. В его моделях присутствует один цвет, в крайнем случае - два. Преобладает чистый белый, уподобленный благородному мрамору или тонкому фарфору. Формы, порой непростые, даже изощренные, выглядят цельными и естественными, словно созданными на одном дыхании. Декор, если он вообще есть, ощущается не орнаментом, а фактурой, иначе обработанным фрагментом того же монолита, призванным оттенить гладкость основного материала.

Модели Роллана могут быть ироничны и провокативны. Закрытые спереди от шеи до ног, они являют взгляду глубокий вырез на спине; длиной до пола - отмечены вставкой из прозрачной ткани выше колен. Иногда кажется, что края ткани развеваются на ветру, тогда как они закреплены в остановленном движении, порой асимметрично. Для скульптуры некоторая асимметрия естественна, она оживляет и придает динамику, в ткани же подобная «обманка» - фиксация одного из моментов ее движения - поражает, сбивает ориентиры. Что, собственно, является одной из задач современного искусства, к которому, несомненно, относятся работы Роллана.

Источник: журнал "Ателье"

Просмотрено: 1756

Предыдущие статьи из категории: Модные тенденции в одежде